БУДДАМ НЕСТЬ ЧИСЛА КАК ЗВЁЗДАМ НА НЕБЕСАХ


Ваджранатха (Джон Рейнольдс)
Русский перевод: Константин [В.Х.]


Что бы ни признавалось в контексте культурнго и исторического влияния за выдающейся личностью Тонпа Шенраба Миво (ston-pa gshon- rab mi-bo), в традиции Юнгдрунг Бон, сохранившейся в священных книгах Бонпо, он почитается в качестве полностью реализованного просветлённого существа, явившегося в прошлом, чтобы открыть человечеству путь к освобожднию от тьмы и страданий Сансары. Другими словами, последователи Юнгдрунг Бон рассматривают Тонпа Шенраба, как высоко просветлённое проявление Будды, именно в том же самом смысле, в котором школы тибетского буддизма рассматривают индийского принца Сиддхартху Гаутаму, родившегося около 2500 лет тому назад.
Если разобраться, что же составляет предмет различий между Буддизмом и Боном, обнаружится, что в значительной степени это не суть учений или практик, а всего лишь линия передачи учения. Все четыре ныне существующие школы тибетского Буддизма (Ньингмапа, Сакьяпа, Кагьюдпа и Гелугпа), обращаясь в прошлое, рассматривают историческую фигуру Шакьямуни, в качестве своего основателя и как источник всех своих традиционных учений. И по крайней мере первые три из этих тибетских школ напрямую связаны с индийскими буддийскими мастерами, от которых и получили свои особые тантрические учения. Однако, последователи Бонпо обращаются не к Индии, а к стране Шанг-шунг в западном Тибете, как к непосредственному источнику своей традиции. За первоначальным же источником они обращаются в более отдалённое время, нежели время индийского принца, Сиддхартхи Гаутамы, но также к принцу - Шенрабу Миво, который появился как Будда в ещё более давнее время в таинственной местности Олмо Лунг-ринг в стране Таджик, располагавшейся в прошлом в иранской центральной Азии.
С древности учения этого раннего центрально-азиатского Будды, Тонпа Шенраба Миво, были разделены на четыре Портала (sgo bzhi) и Девять Путей. Учения, содержащиеся в трёх из этих Порталов и в пяти высших из девяти Путей - более или менее те же самые, что обнаруживаются в буддийских тибетских школах, в особенности в Ньнгмапе или старой школе Тантры. Обе традиции, и Ньингма и Бон, развивались в ранний средневековый период истории Тибета (8 - 10 век н. э.), тогда как другие тибетские школы появились во время новой волны распространия индийского буддизма, пришедшей с юга в одиннадцатом веке и позднее. И последователи Ньингмапа и Бонпо делят буддийские учения на Сутру (mdo), Тантру (rgyud), и Упадешу (rnan-ngag) или Дзогчен, и рассматривают последний, Дзогчен (rdzogs-pa chen-po) или Великое Совершенство, как кульминацию и вершину всех учений Будд трёх периодов времени.
Опять таки, в обеих школах эти учения передавались двояко: 1) как непрерывная последовательная линия передачи (bka'-ma) [непосредственно от учителя к ученику], начиная с самого раннего времени вплоть до настоящего, и 2) как прерывная линия передачи через спрятанные драгоценные тексты или Терма (gter-ma), которые сначала скрывались и лишь позднее обнаруживались. Обе школы обращаются к просветлённой личности или Будде, отличающейся от индийского Шакьямуни, как к главному почитаемому источнику своих традиций: соответственно, к Гуру Падмасамбхаве из Уддияны для Ньингма и к Тонпа Шенрабу Миво из Олмо Лунг-ринга в Таджике для Бонпо.

В прошлом были ньингмапинские мастера, известные как Тертоны или открыватели скрытых сокровищ, которые помимо своих ньингмапинских Терма, спрятанных Гуру Падмасамбхавой, обнаруживали и извлекали и бонские Терма. Один такой пример представляет известный ньингмапинский Тертон Дорже Лингпа (rdo-te gling-pa, 1346-1405). Известны также примеры мастеров Бонпо, которые обнаруживали тексты буддийских Терма. Последователи Ньингмапа утверждают, что Гуру Падмасамбхава прятал Терма в Тибете для блага будущих поколений последователей Бонпо, и в девятнадцатом веке Джамгон Конгтрул включил некотрые из них в своё монументальное собрание буддийских Терма, "Rin-chen gter n-mdzod". После исследования "sgrub-pa bka' brgyad" и других ньингмапинских собраний Терма, становится ясно, что Гуру Падмасамбхава включил множество древних языческих бонских божеств в буддийский пантеон в качестве Стражей (srung-ma) или Хранителей Учения. С другой стороны, последователи Бон считают, что и Будда Шакьямуни и Гуру Падмасамбхава были учениками Тонпа Шенраба в своих прошлых жизнях. По этой причине, не существует противоречия в фундаментальной сути учения и практики этих двух традиций, буддийской и бонской.

Для последователей Бонпо является весьма характерным, что Дхарму, называется ли она по тибетски "chos" или "bon", они рассматривают не как что-то сектантское, но как представляющее Изначальное Откровение, снова и снова проявляющееся в разное время на протяжении истории человечества. Оно [Откровение] не только изначальное, но и вечное. Дхарма не есть только лишь некий специфический продукт какого-то определённого исторического периода, например, шестого века в Северной Индии. Многие тибетские Ламы из разных буддийских школ безоговорочно согласны с тем, что исторический Будда Шакьямуни, в действительности, не мог бы преподать все учения, обнаруживаемые в авторитетных текстах буддийского канона, во время своей проповеди на Земле. В особенности это относится к высшим тантрам, поскольку считается, что большинство этих текстов были провозглошены во вневременном небесном измерении Ваджрасаттвой, архетипом просветления и самбхогакаевым аспектом Буддовости, котроый никогда не был историческим Буддой. Западные ученые, исходя из анализа письменных источников и сопостовления исторических фактов, утверждают, что ни Тантры ни Сутры Махаяны не были преподаны историческим Буддой. Даже в рамках традиции Хинаяны, представленной, например, в палийских сутрах, нет ничего, что было бы записано во времена исторического Будды, в шестом веке до новой эры. Древнейшие тексты Сутры и Винайи, такие как "Sutta Nipata" и "Khandhaka", не были записаны, пока не минуло целых ста лет со времени Паринирваны исторического Будды. Таким образом, подлинность учений, приписываемых Будде, должна быть установлена на основаниях, отличных от анализа исторического и текствого материала. То же самое может быть сказано и в отношении Терма, тадиционно приписываемых ньингмапинцами Гуру Падмесамбхаве.

В Сутре, относящейся к Юнгдрун Бон, есть этические учения, основанные на сострадании и теории кармы, так же как и монашеская дисциплина или Винайа ('dul-ba), более-менее сходные с Шилой и Винайей, обнаруживаемыми в традиции индийского Буддизма, сохранившейся в Тибете. Основное различие относится к линии передачи учения, так как считается, что Винайа Бонпо происходит скорее из иранского (Таджик), нежели из индийского, источника. Что касается доктрины, то главные сутры Бонпо излагают учение Праджняпарамиты (Запредельной Мудрости), наряду с философией Мадхъямаки, что идентично направлению развития индийского Буддизма, хотя опять же, считается, что эти бонские учения имеют иранское происхождение.
Последователи Бонпо согласны с тем, что Шакьямуни проповедал Праджняпарамиту на Орлиной Горе близ Раджагрихи, но утверждают, что полный свод исконных праджняпарамитских учений Тонпа Шенраба был сокрыт в царстве Нагов (змееподобных существ, обитающих в измерении элемента воды), и только часть этих учений была обретена южноиндийским буддийским мастером Нагарджуной в первом веке, когда он путешествовал в Нагалоку. Впоследствии он распространил эти праджняпарамитские Сутры, а отдельно от них и философию Мадхъямаки, на юге Индии, что и составило ядро буддийской традиции Махаяны. Бонпо отмечают, что их собственный свод Праджняпарамиты (khams gsum) в шестнадцати томах значительно превосходит вариант индийского Буддизма, и следоветельно, он более полон. Буддийские Ламы парируют это утверждение, заявляя, что Бонпо попросту позаимствовали тибетские буддийские переводы сутр Праджняпарамиты, подставив при этом некоторые технические термины Бонпо вместо буддийских. Это, однако, совершенно не соответствует действительности, по причинам, которые будут изложены ниже (см. раздел о Шенчен Луга, данная ссылка отностся к оригиналу текста вцелом, а не к предлагаемому отрывку - прим. перев.).

Бонпо также утверждают, что Тонпа Шенраб изложил Винаю, которая включает путь отречения, ближе к концу своей деятельности на Земле, а не в начале её, как это сделал Шакьямуни. Хотя традиция Винайи некогда процветала в иранской Центральной Азии и в Шанг-шунге, в Западном Тибете, задолго до прихода индийского Буддизма в Центральный Тибет в восьмом веке, она прекратила там своё существование в прежних религиозных формах и была возрождена только в десятом веке в Кхаме, в Восточном Тибете. По прошествии многих лет с того времени, монастырская система Бонпо получила новое развитие и процветала по всему Тибету, даже в Центральном Тибете, традиционной вотчине гелугпинской ортодоксии с пятнадцатого века. Повсюду в Тибете, как и в прилегающих Непале и Китае, Бонпо содержали небольшие монастыри, лишь изредка насчитывавшие сотни монахов. Эти бонские монахи следовали подготовке и образу жизни, в смысле обучения и монастырской дисциплины, полностью сопостовимому с тем, которому следовали их буддийские собратья. В последние века бонские монахи стали проходить подготовку по образцу Гелугпа, получая глубокое образование по философии Мадхьамаки и логике, и сдавая экзамены на степень Геше (соответсвует: западному PhD, doctor of philosophy; российскому кандидату наук) путём дебатов. В настоящее время едва ли можно обнаружить хоть какое-то различие между буддистами и последователями Бонпо в том, что касается монастырской жизни, обучения и дисциплины.

Относительно тантрических учений, в системе Бонпо существуют четыре вида Тантры, а именно:
1. "Bya-ba'i rgyud",
2."sPyod-pa'i rgyud",
3. "Ye gshen gyi rgyud"
4."Ye gshen chen-poli rgyud".
Первые две, известные как Низшие Тантры (phyi rgyud), соответствуют в буддийской классификации Крийа и Чарья Тантрам. Последние две, Высшие Тантры (nang rgyud), приблизительно соответствуют в буддийской классификации Отцовской Тантре (pha rgyud) и Материнской Тантре (ma rgyud) системы Аннутара Тантры. В Бонпо есть также свой вариант Калачакра Тантры, но эта версия не полна, и поэтому относится к Крийа Тантре, а не к Аннутара Тантре. Хотя медитационные божества или йидамы (yi-dmn Iha) в Тантрах Бонпо, в целом, существенно не индийского происхождения, методология в Высших Тантрах в значительной степени та же самая и включает процесс зарождения или кьерим (bskyed-rim) и процесс завершения - дзогрим (rdzogs-rim). Однако линия преемственности для бонских Отцовской и Материнской Тантр начинается из страны Тазиг и Шанг-шунга, а не из Индии. Первоначально эти бонские тантры были преподаны некоторым великим последователям или Махасиддхам Тонпа Шенрабом в его воплощении как Чимед Цугпхуд ('Chi-med gtsug-phud) в предыдущей жизни. В это время Шакьямуни был его учеником по имени Сангва Дупа (gSang-ba'dus-pa, санскр. Guhyasamaja).

Далее, в отношении Упадеши или Дзогчена: учения, методы и терминология более менее совпадают в системах Бонпо и Ньингма. Обе системы делят учения Дзогчен на разделы: Семде (sems- sde), Лонгде (klong-sde), Менгагде (man- ngag-sde). Большинство из существующих бонских письменных источников по дзогченским учениям, такие как "Zhang-zhung snyan-brgyud", "bsgrags-pa skor gsum", "Gab-pa dgu skor" и так далее, принадлежат к разделу Менгагде, где упор делается на практиках Трегчод (khregs-chod) и Тогел (thod-rgal). Следовательно, в смысле высших учений Юнгдрун Бон, известных как Дзогчен, нет существенного отличия от того, что считается высшим учением Будд и в системе Ньингмапа, а именно, от Дзогчена и Атийоги. Опять-таки единственное, что составляет действительное отличие - это линия преемственности.

Последователи Ньингмапа утверждают, что Дзогчен был принесен в Центральный Тибет в восьмом веке новой эры Падмасамбхавой, Вималамитрой и переводчиком Вайрочаной. Эти учения были принесены из Индии, но первоначально они исходят от учителя Гараба Дорже (dGa'- rab rdo-rje, санскр. Prahevajra?), родившегося в Уддияне, к северу от Индии (возможно в долине Сват в современном Пакистане) [О жизни и учениях Гараба Дордже смотри книгу автора "The Golden Letters: the Three Statements of Garab Dordje, the First Teacher of Dzogchen", Station Hill Press NY, Barrytown 1991.] В свою очередь, последователи Бонпо отмечают, что в соответствии с линией преемственности, обнаруживаемой в "Zhang-zhung snyan-rgyud", учения Дзогчен существовали задолго до этого периода (значительно раньше времени Гараба Дорже) в стране Тазиг и Шанг-шунге, откуда они и были распространены в Центральный Тибет Гьерпунгпа, жившим в восьмом веке. Таким образом, существует две подлинных и исторически достоверных линии преемственности Дзогчена, одна распространявшаяся из Уддияны через Индию в Центральный Тибет, и другая из Шанг-шунга на запад от вышеупомянутых стран, попав в Центральный Тибет в восьмом веке. Это одно и то же учение в обоих случаях, просто есть две различные линии преемственности. Но поскольку буддийская линия преемственности передается через современников Падмасамбхаву, Вималамитру, Вайрочану и ранее через Шрисинху и Манджушримитру из Индии, а ещё ранее от своего источника Гараба Дордже из Уддияны, бонская линия преемственности гораздо длиннее и древнее. Она проходит через Тапихрицу, учителя Гьерпунгпа (7-8 в н. э.), назад через непрерывную линию двадцати четырех реализовавших мастеров к Тонпа Шенрабу из Тазига, как к конечному источнику учений Дзогчен среди людей. Более того, эта линия преемственности включает мастера по имени Шанг-шунг Гамб, который, возможно, идентичен Гарабу Дорже в ньнгмапинской линии преемственности. Шанг-шунг в западном Тибете и Уддияна в Пакистане географически сопредельные территории. Все эти свидетельства подчеркивают общее происхождение учений Дзогчена, сохранившихся у последователей Бонпо и Ньингмапы, живших в соседствующих Индо-Тибето-Иранских пограничных областях в период до седьмого века.

Но что действительно совершенно отличается в Юнгдрун Бон от чего-либо, индийского по происхождению, так это практики и методы, обнаруживаемые в так называемых Причинных Путях Бон (rgyu'i theg-pa). Первые три Портала Сутры, Тантры и Дзогчена являются исключительно духовными учениями, их цель - духовная, а именно, просветление или реализация Буддовости и освобождение от перерождений в сансаре. Они составляют Пути Плода ('bras-bu'i theg-pa), высшие учения Бон. Но Причинные Пути включают в себя различные ритуалы, магию, гадания, астрологию, геомантию, обереги, достижение материального благосостояния, умилостивление духов, экзорсизм, целительство, траволечение и так далее, то есть то, что принадлежало к очень древнему культурному слою, а именно к древнему центральноазиатскому язычеству и шаманизму. Всё, принадлежащее этому материалу, имеет дело по преимуществу с мирским бытием, нежели с освобождением от него, и это сохранилось в Боне наряду с высшими духовными учениями, ведущими к освобождению от сансары. Вне зависимости от того, откуда происходит этот причинный Бон (rgyu'i bon), из Шанг-шунга ли или из самого Тибета, он получил широкое распространение в тибетском фольклоре и народных верованиях до прихода индийского Буддизма в центральный Тибет в седьмом веке. Эта популярная народная культура, включавшая практики местных шаманов (dpa'-bo), процветала в Тибете вплоть до планомерного разрушения китайскими коммунистами исконной тибетской культуры после 1959 года, вслед за вторжением Красной Армии и во время Культурной Революции [о тибетском шаманизме смотри книгу автора "Tibetan Shamanism Healing, Nature Spirits and Earth Magic"]. Все школы тибетского буддизма, включая и Гелугпа, приняли многие из этих местных бонских практик в виде почитания Божеств Хранителей, наряду с такими магическими практиками, как духовные ловушки (mdos), обряды выкупа (glud) и так далее. Фактически в этих тибетских школах, индийских по происхождению, индийские верования и практики неразрывно перемешались с местными тибетскими, что и придало тибетскому Буддизму особенный и уникальный характер.

В тибетском языке нет слова, эквивалетного слову Буддизм, впрочем как нет его и на санскрите. На санскрите, языке древней Индии, учение Будды обозначено как "buddha dharma", где "dharma", "существование", происходит от корня, обозначающего "поддерживать". В буддийском контексте "dharma" значит "учение", также как "существование" и "реальность". Следовательно, это учение преимущественно касающееся природы существования. В индуистском аспекте "dharma" значит "закон" или "порядок","обычай", связанный с определённой социальной кастой. При переводе на тибетский язык, "dharma" было переведено древним тибетским словом chos, значащим "порядок". Например, древняя тибетская религия была известна под общим названием lha chos - порядок, которому следуют боги, тогда как легенды и фольклор назывались mi chos - порядок, которому следуют люди. Хотя и будучи изначально общеупотребительным термином, "chos" стал трактоваться исключительно как буддийский, вследствие употребления его буддистами при переводе индийских текстов. Таким образом, возникло разделение на "chos" и "bon". Так, "chos-pa" значит, тот кто следует "chos", то есть Буддизму индийского происхождения и вдохновления, а "bon-pa" - тот кто следует "bon", линии преемственности от Тонпа Шенраба из Тазига. Однако и "chos-pa" и "bon-pa" называются "nang-pa" или внутренние, то есть местные практики, в противоположность "phyi-pas" - чужеземным. "Nang-pa" западными учеными чаще всего переводится, как "буддийский".

Становится понятным теперь, что вопрос о том, рассматривать ли последователей Бонпо как буддистов, пусть весьма и неортодоксальных, или нет - относится к области уточнения определений. Его Святейшество Далай-Лама убедил тибетское правительство в изгнании в Дхармасале признать Бон пятой тибетской школой, наряду с Гелугпа, Кагьюдпа, Сакьяпа и Ньингмапа. Бонпо сейчас имеют представительство в Комитете по делам Религий в Дхармасале. Но что касается бонцев самих по себе, то они уже изначально буддисты. И Шакьямуни и Падмасамбхава появились по прошествии тысячелетий в истории нашей планеты после появления Тонпа Шенраба в Олмо Лунг-ринге. В течение своей жизни на севере Индии всего лишь 2500 лет назад Шакьямуни преподал только часть из того, что он узнал в других мирах от своего предшественника, Будды Тонпа Шенраба, в том или ином виде воплощения последнего. Поэтому бонские ламы легко принимают все буддийские традиции, как свои собственные. И действительно, среди приверженцев различных тибетских сект, бонские ламы наиболее открыты к чтению и изучению всего наследия тибетского буддизма, в то время как для иного тибетского ламы чтение какой-либо книги, не относящейся к его собственной школе, - явление более чем необычное. Некоторые мастера Бонпо играли ключевую роль в Риме - несектарном движении в девятнадцатом веке в восточном Тибете (см ниже). И бонцы и буддисты называют своих почитаемых основателей титулом Будда (sangs-rgyas) и прибегают к идентичным средствам для достижения просветления или bodhi (byang-chub). Если термин Будда понимается только в значении Сиддхартха Гаутама, известный так же как Гаутама, живший на севере Индии в шестом веке до новой эры, то тогда последователи Бонпо не буддисты. Но бонцы признают всю последовательность Будд, они безоговорочно признают Шакьямуни Буддой, также как и более позднюю личность - Падмасамбхаву. Но они обращаются к значительно раннему и отдалённому периоду времени за источником своих учений, к другому принцу среди людей, который жил в Олмо Лунг-ринге за несколько тысячелетий до времени Шакьямуни.

Биография Тонпа Шенраба не является просто копией биографии Шакьямуни, которая описывается, например, в Лалитавистаре. Тонпа Шенраб обрёл просветление в качестве Будды не на этой планете, а в некоем внеземном измерении (Акаништха) в незапамятные времена. Ему не было необходимости обретать просветление путём человеческого воплощения так, как это сделал Шакьямуни, поскольку он уже был просветлён до прихода в наш мир. В противоположность Шакьямуни, он преподал большинство своих учений, будучи мирянином, а не монахом. Разные его супруги и дети сыграли важную роль в его жизни и в распространении его учений. Правда, у него была продолжительная борьба, моральная и магическая, с демоническим принцем тьмы Кхьябпа Лаб-рингом, напоминающим сразу и Мару и Девадатту из жизни Шакьямуни, но он в конце концов был обращён и стал его преданным учеником. После его [Тонпа Шенраба] Паринирваны, его учения были собраны, записаны и распространены по всему миру Мучо Демдругом и шестью переводчиками. Из Тазига они распространились на запад, а также в Индию - на юг и в Китай - на восток. Бон был введен в Тибете во время правления второго короля, задолго до того, как буддизм пришел из Индии. Таким образом, бонские ламы верят, что Бон представляет изначальную, истинную и исконную религиозную культуру всего центральноазиатского региона. Только позднее Бон подвергся преследованию и изчез во многих частях Тибета. Тем не менее его священные тексты были сокрыты в безопастности, чтобы быть обнаруженными, когда придёт благоприятное время. Так Бон был возрождён в десятом и одиннадцатом веках и продолжил своё процветание вплоть до наших дней.

В конце концов, санскритское слово "buddha" есть не личное имя, а приобретённый титул. Происходя от санскритского корня "budh-", "пробуждать(ся)", термин "buddha" обозначает личность, которая пробудилась к своей подлинной природе и потенциальности, к полноте смысла жизни. Будда - это личность, которая видит и понимает вещи такими, какими они являются на самом деле, сами по себе, не искажёнными эмоциональными и интеллектуальными омрачениями, и это знание или гнозис (ye shes) - это то, что делает человека свободным. Эта свобода есть освобождение от печалей безначального круговорота смертей и перерождений, называемого сансарой, представляющей временное и обусловленное существование. Буддовость - это кульминация и конечная цель человеческого развития, но в то же время, она и источник и основание подобного развития. Это - альфа и омега. Каждое сознательное существо, человеческое и нечеловеческое, обладает этой природой Будды в самом сердце своего бытия, как Изначальным Состоянием вне времени и обусловленности, но оно остаётся скрытым из-за тонких уровней омрачённости, накопленной с безначального времени. Но поскольку все без исключения существа обладают этой природой Будды, все они в равной степени обладают возможностью действительной реализации Буддовости во всей полноте, а не только потенциально. Санскритское слово "buddha" переводится на тибетский как "sangs-rgyas", где "sangs-pa" значит "очищенный" от тьмы невежества и заблуждений, словно личность пробудившаяся от сновидений, и "rgyas-pa" значит "открываться и распространяться" в полное и незамутненное знание, подобно тому, как цветок лотоса раскрывается и расцветает в лучах утреннего солнца.

В соответствии с буддийской индийской традицией, в прошлом уже появлялось бесконечное число Будд повсюду во времени и в пространстве, и в будущем проявится бессчётная последовательность Будд. Даже в этот момент в бесконечных мирах, населённых сознательными формами жизни, во всех звёздных системах и галактиках нашей вселенной, Будды рождаются, обретают просветление, проповедуют учения Дхармы, уходят в Паринирвану. Каждая звезда и планетная система является полем деятельности какого-либо Будды. Но появление и исчезновение этого бесконечного числа Будд - это лишь призрачное шоу во имя пробуждения и освобождения тех сознательных существ, которые всё ещё пребывают во сне посреди океана сансары, сбитые с толку своими собственными отрицательными эмоциями, ложными идеями, фантастическими проекциями, подобно тому, как сновидцы бывают поглощены своими снами. Эти Будды рождаюся не по какой-то необходимости и умирают не так, как обыкновенные сознательные существа, когда их накопления положительной кармы и жизненной силы истощаются. Эти Будды уже превзошли сансару и ограничения времени и пространства, они просветлены изначально в том смысле, что их просветление - это не некое событие, случающееся во времени в человеческой истории, вызванное последовательностью причин. Вот почему всего навсего лишь видимость - их рождение в качестве обычных сознательных существ, обретение просветления, обучение Дхарме, физическая смерть, переход потоков их сознания в нирвану, так что кажется, что они прекращают своё существование. Всё это они делают лишь по видимости, для того, чтобы обучить и продемонстрировать заблудшим сознательным существам путь к освобождению и просветлению, путь к пробуждению для реализации их собственной Буддовости. Если эти Будды не будут так видимо рождаться, жить и умирать, как рождаются старятся и умирают обыкновенные смертные существа, тогда живые создания отчаятся когда-либо обрести возвышенное состояние просветлённого Будды. Они будут ошибочно считать, что это учение слишком высокое для них, что Будды подобны бессмертным богам, и мы, смертные, не можем достичь такого высокого состояния. Однако, Будда - это не бог в обывательском понимании. Такие боги (lha, санскр. deva) существуют на эфирных и астральных планах камадхату (вселенной, где над существами властвуют чувственные впечатления и желания) или ещё на ментальных планах рупадхаты (вселенной чисто ментального опыта). Здесь на нижних ментальных уровнях существуют боги творцы, Брахмы Паджапати, которые ошибочно считают, что они действительно творят миры и их обитателей. В действительности же, эти манифестации вызваны естественным действием кармы, а не произвольным повелением некоего божества. Над этими ментальными планами есть планы космического сознания, известные как арупадхату, где пребывают ещё более возвышенные божества. Тем не менее, все эти планы бытия принадлежат сансаре или обусловленному существованию, и все божества которые их населяют, вне зависимости от того насколько они возвышенны, какова продолжительность их жизни, каким уровнем знания и мудрости они обладают, являются сознательными существами ограниченными сансарой. Они - обусловленные существа, наслаждающиеся или переживающие временное обусловленное существование, поскольку их состояние вызвано к жизни рядом последовательных причин, то есть прошлой кармой или последовательностью действий, которые они совершили в прошлых жизнях. И поскольку их существование обусловленное, то оно не вечное. Что бы ни было произведено причиной, должно со временем исчезнуть. Следовательно, существование богов на небесах - не вечно, так как это существование принадлежит сансаре. А всё обусловленное существование - невечно. Нельзя укрыться или найти безопасное небо где-либо в сансаре. Таким образом, перерождение на небесах среди богов или ангелов (Девов) не является конечной целью духовного пути, так как такое небесное существование всё равно придет к концу и, вследствие проявления прежде скрытой отрицательной кармы, придётся перерождаться в более низком существовании (касательно вопроса кармы, космологии, творения мира смотри книгу автора "Self-Liberation through seeing with Naked Awareness", Station Hill Press, Barrytown NY, 1989).
По этим же причинам существование в горячих или холодных адах (dmyal-ba) или среди голодных духов (yi-dwags) или среди беспокойных титанов (lha ma yin) не является вечным, поскольку подобные состояния существования в равной степени созданы и вызваны прошлой кармой определённого индивида. Когда запасы положительной кармы исчерпываются, данный вид существования для индивидуума заканчивается и его поток сознания (rnam-shes) заново перевоплощается в каком-нибудь ином измерении, в новой жизни и в новом теле, с новой личностью, вне зависимости от того, будет ли это воплощение человеческим или нечеловеческим.

Таким образом, если спросить "Кто создал мир?", оветом будет - "Карма создала мир". Карма и есть причина того человеческого мира или измерения, в котором мы обретаемся, а вовсе не какая-то прихотливая воля некоего божества. А откуда же эта карма происходит? Мы сами создали эту карму, посредством действий, совершённых по собственной воле в прошлых жизнях. Все боги и божества, обитающие в окружающей нас вселенной, таковы в силу заслуживающей такой награды кармы. На самом деле сама наша вселенная целиком представляет собой проявленный результат действия всех сознательных существ - животных, человеческих и божественных - тех, которые перерождаются здесь и оказываются захваченными, словно в ловушке, в измерении этой вселенной, а она - лишь одна из бесчисленного множества. Вселенная - это обособленное пространство, обладающее специфическими свойствами, созданное совокупностью коллективной кармы. Хотя потенциально и не ограниченное и бесконечное, измерение этой вселенной стало ограниченным, возмущённым и суженным из-за кармического видения сознательных существ, проистекающего из прошлых кармических причин, и таким образом мир представляется так, как он нам представляется. Это кармическое видение по своему происхождению неизбежно обманчивое, искажённое и замутнённое. Напротив, Будда - существо реализовавшее необусловленное состояние (asamskrita-dharma), состояние вне времени и причинности, которые представляют сансару. Только такое просветлённое существо обладает незамутнённым, чистым видением и знанием или гнозисом (ye-shes) подлинного положения вещей так, как они есть на самом деле.
Помимо ума (yid) или сознания (rnam-shes), которые оба являются изначально ограниченными и дуалистичными по роду своей деятельности, Будда обладает изначальным непосредственным знанием (ye-shes), в котором нет больше двойственности субьекта и обьекта или какого-либо расхождения между знанием и бытием. Боги, даже те из них, которые называют себя Творцами, все ещё захвачены иллюзией сансары. Только просветлённое существо, находящееся вне сансары, может объяснить путь, который выводит за рамки времени, смерти, обусловленного существования, путь за пределы безначального цикла рождений, смертей и перерождений, называемого сансарой. Всё это отражает деятельность Будд в несчётных мирах, эти двеннадцать великих деяний, совершаемых каждым Буддой, - всего лишь внешнее проявление сострадания Будды во имя учения и пробуждения всех сознательных существ и подобны непреклонному движению солнца по небесным знакам в течение мирового года.

Традиция говорит о проявлениии Будд трёх времён, прошлого настоящего и будущего. Они часто символизируются на тибетских рисунках группой из трёх Будд - Дипаркарой, представляющего всех Будд прошлого, Шакьямуни, представляющего всех Будд настоящего, Майтрейей, представляющего всех Будд будущего. В буддийской традиции древней Индии, сутры описывают двадцать четыре Будды, которые проявились на нашей планете, начиная с Дипанкары вплоть до Шакьямуни нашей эры. Другие традиции, тесно связанные с землёй древнего Непала и сохранившиеся в таких текстах как "Svayambhu Purana", говорят о последовательности семи Будд, которые должны проявиться в течение четырёх времён или юг, а именно: Випашьин, Шикхин, Вишвабху, Кракуччханда, Канакамуни, Кашьяпа и Шакьямуни. Деяния этих Будд всё ещё хорошо помнят в Непале. Западные учёные не испытывают никаких сомнений в отношении исторической достоверности существования последнего из этой последовательности, Шакьямуни, который в соответствии с мнением этих учёных, жил в шестом веке до рождества Христова. Однако, тибетцы помещают его в 960 год до н. э., а его Паринирвану в 881 до н. э. Шакьямуни не личное имя, а титул, значащий мудрец из рода Шакьев. Шакьи в древности были племенем на севере Индии и в южном Непале, в котором иторический Будда был рождён, в то время, как его личное имя было Сиддхартха, его родовое имя было Гаутама. Но в Непале до сих пор есть свидетельства в пользу исторического существования по крайней мере двух его предшественников. Останки Будды Кашьяпы, по преданию, хранятся в известной ступе Бодхинатх в долине Катманду, а надписи буддийского императора Ашоки (3 век до н. э.), найденные в южном Непале, описывают факт того, что он восстановил ступу, содержащую останики Будды Канакамуни. Более того, в старых палийских текстах встречаются упоминания о существовании последователей Будды Кашьяпы в то время, когда Шакьямуни начал свою проповедь.

В соответствии с традициями, сохранившимися как среди буддистов так и бонцев, в этот благоприятный век бхадракальпы (bskai-pa bzang-po) более тысячи Будд появятся один за другим на этой планете, как всемирные учителя и что (также в соответствии с обеими традициями) когда-нибудь в будущем Будда Майтрейа, спустившись на землю из мира Тушита, появится среди человечества, как мировой учитель, и укажет путь ко всеобщему миру и вселенской любви. То есть буддийская Дхарма - это не историческое откровение отдельного учителя, появившегося в определённом регионе в определённый промежуток времени, и дошедшее до нас, сохранившись в неких рукописях, не изменившись при этом за миллионы лет. Напротив, Буддийская Дхарма - это нечто вселенское, вечное - это вечная Традиция Мудрости, которая проявляется раз за разом во времени и в истории разных мировых систем, а не только среди людей.

И совсем не обязательно, что на нашей планете Земля Будды и Бодхисаттвы появляются только на севере Индии или в Непале. Например Иисус из Назарета был мастером, явившим Радужное Тело Света ('ja'-lus-pa), конечную цель реализации в практике Дзогчена. Хотя его публичные экзотерические учения были оформлены в виде притч, и они единственные сохранились в канонических писаниях и в церквях, его подлинные учения, эзотерические по природе, были переданы только узкому кругу учеников, возглавлявшемуся Марией Магдалиной, и эти учения тайно были сохранены в Гностических Евангелиях. Тесная связь этих эзотерических или гностических учений Иисуса и буддийских и дзогченовских учений совершенно очевидна. Подобным же образом, в доисторическое время были Будды, появившиеся в отдалённой центральной Азии. Дзогченские тантры, сохранившиеся в традиции Ньингмапа, говорят о двенадцати таких учителях Дзогчена (ston-pa bcu-gnyis).
Далее, в соответствии с общей традицией Ньингмапа, Нирманакайа Будда Гараб Дорже (санскр. Prahevajra?) родился в Уддияне, соседствующей с западным Тибетом и центральной Азией. Гараб Дорже, по преданию, был уже просветлённым до своего рождения среди людей девственницей - буддийской монахиней - на острове озера Дханакоша. Через несколько дней после своего рождения, он начал проповедовать Тантры Дзогчена своей матери, её прислуге и местной Дакине. Он обучился этим тантрам от просветлённых существ в своей предшествующей небесной жизни. В возрасте семи лет он пришёл во дворец короля и поставил в тупик старших Пандитов, образованных санскритских учёных, своим объяснением Дзогчена, состояния вне причины и следствия. Гараб Дорже обучал заповедям Дзогчена Дакинь в отдалённых горах центральной Азии и в ужасающих местах кремации в Индии. Его главным учеником был буддийский учёный Манджушримитра, и Дзогченская линия преемственности, которая позднее пришла из Индии в центральный Тибет, восходит именно к нему. По окончании своей просветительской миссии на Земле, Гараб Дорже не умер, как обычный человек, а явил Тело Света ('od lus). В общем, ньингмапинцы рассматривают Гараба Дорже, как первого проповедника Дзогчена среди людей. [По поводу учений Дзогчен Гараба Дорже смотри книгу автора "The Golden Letters: The Three Statements of Garab Dorje, the First Teacher of Dzogchen", Station Hill Press, Barrytown NY, 1991.]

Не последним среди этих Будд, появившихся в древней центральной Азии в доисторическое время, был Тонпа Шенраб Миво (sTon-pa gShen-rab mi-bo), который рассматривается, как главный источник и основатель традиции Бон. Титул Тонпа (ston-pa) значит учитель, и Шенраб Мивоче рассматривается последователями, как всемирный учитель таким же образом, каким тибетские буддисты рассматривают индийского Шакьямуни. Имя Тонпа Шенраб есть тоже титул, значащий человек, который есть высшее Шен. Древнее слово "gshen" было интерпретировано разными учеными по разному: шаман, священник, чародей или просто как имя древнего жреческого клана. Некоторые обнаруживают сходство с иранским термином Маг [Факир]. Современные Бонпо считают, что "gshen" значит просто практик. Как отмечалось ранее, Шенраб Мивоче по преданию родился в Олмо Лунг-ринге в Тазиге или в иранской центральной Азии. Так как его имя на языке древнего Шанг-шунга было dMu-ra некоторые учёные (Кузнецов и др.) связывают его с крупной фигурой иранского спасителя - Митрой. Это всего лишь предположение, но что несомненно, так это то, что учения этого Будды из древней центральной Азии, известные как Юнгдрунг Бон, сохралились до наших дней среди тибетцев. Дхарма, преподанная Тонпа Шенрабом, так же как и та, что была преподана Шакьямуни, идентичны на высшем уровне. Учения этих Будд раскрывают природу бытия и человеческий потенциал для просветления, а именно это и важно, а не какие-то сектантские различия. Спасение не объясняется историческим развитием, оно не является кульминацией какого-либо исторического процесса, будет ли он направляем Богом или человеком. Тем не менее, нет ничего более доступного. Обнаруживается это только открытием внутри самого себя, в самом сердце сокровенной человеческой сущности, в состоянии по ту сторону причин и следствий, по ту сторону всего временного и обусловленного, это - изначальное состояние, которое и есть изначально присущая природа Будды.




Бон    Домой
(function (d, w) {var x = d.getElementsByTagName('SCRIPT')[0];var f = function () {var s = d.createElement('SCRIPT');s.type = 'text/javascript';s.async = true;s.src = "//np.lexity.com/embed/YW/2725b2578dce0773424716a64eb56e6f?id=198625f38c35";x.parentNode.insertBefore(s, x);};w.attachEvent ? w.attachEvent('onload',f) :w.addEventListener('load',f,false);}(document, window));