ЧЕТЫРЕ СУЩНОСТНЫХ ПОЛОЖЕНИЯ.




Преподаны Лопон Тенизин Намдаком
Нью-Йорк, октябрь 1991 года
Расшифровка стенограммы и редактирование: Ваджранатха.
Перевод с английского: Константин [В.Х.]


Короткий текст, предлагаемый здесь, был взят из сборника "Nam mkha phrul mdzod". В нём представлены четыре положения, важные для понимания природы Дзогчена. Первое, Дзогчен не противоречит Двум Истинам. Второе, Дзогчен не придерживается воззрения о существовании Я. Третье, поведение последователя Дзогчена не заключается в том, чтобы просто беззаботно слоняться и делать, что заблагорассудится в данный момент. И четвёртое, нет особенного понимания чего бы то ни было.

Относительно первого положения, хорошо известно, что согласно Сутрам, Будда учил двум Истинам: Относительной Истине и Абсолютной Истине. Обе они, без сомнения, учения Будды, так что, когда мы понимаем Дзогчен, важно не высказываться против этих Двух Истин. Однако, Дзогчен, будучи высшим учением Будды, утверждает, что причинность, то есть кармические причины и их последствия, не является истиной в высшей инстанции. В традиции Бонпо обнаруживаются два метода следования пути. Во-первых, в соответствии с высшим среди Девяти Путей путём (Дзогченом) - природа Ума пуста. Следовательно сущность его [Ума] природы не имеет ничего общего с причинностью, она никоим образом не изменяется и не подвергается воздействию со стороны кармических причин и их следствий. Она всецело превосходит их, будучи вне рамок причин и следствий, и таким образом, утверждается, что она изначально чиста (ka dag). Практику, который по настоящему обрёл Буддовость, оставаясь в Естественном Сост! оянии, нечего более реализовывать, как причину для чего-бы то ни было ещё. Он не ожидает благих воздаяний за добродетельные поступки, как и не боится он дурных последствий неправедных поступков. Это потому, что Естественное Состояние находится вне всяких кармических причин и следствий. Вот почему Дзогчен не говорит о кармических причинах, когда обращается к Естественному Состоянию. Но с другой стороны, если практикующий не находится по настоящему в Естественном Состоянии (а это всем нам привычное обыденное сансарное состояние), всё происходит в соответствии с кармическими причинами. Поступки обязательно будут иметь свои последствия. Во-вторых, есть путь прохождения в соответствии с восьмью другими из Девяти Путей Бон (theg pa rim dgu), которые не есть Дзогчен по сути их воззрений и практики. Здесь существо дела понимается преимущественно в терминах Относительной Истины, и следовательно, кармические причины обсуждаются довольно широко. Все результаты, хорошие или плохи! е, проистекают из причин. Опять же видения, которые возникают в таких практиках, как тогэл и тёмный ритрит принадлежат сфере Относительной Истины (snang lugs kun rdzob bden pa). Но противоречие здесь [между перым и вторым методами следования по Пути] только кажущееся. С точки зрения Естественного Состояния мы говорим в терминах Абсолютной Истины. Всё пустотно и не имеет никакого самостоятельного существования. Дзогчен утверждает, что Естественное Состояние находится вне рамок причинности, и что оно не основывается ни на каких кармических причинах. Но он утверждает, что вся совокупность проявленного (snang lugs) основывается на причинах. Это в особенности относится к нашему нечистому кармическому видению, и одним из обстоятельств такого нечистого кармического видения является наше человеческое кармическое видение своего существования в качестве человеческих существ, так как мы это знаем. Кармическое видение порождено причинами, и все мы воспринимаем этот мир [через призму] человеческого кармического видения, потому что все мы обладаем причиной для такого кармического видения. А оно нечисто, потому что обусловлено неведением и страстями.

Здесь говорится о двух типах практикующих: обычных людях и высших реализовавших личностях. Необходимо помнить, что содержание учений, когда они излагаются посредством слов, зависит от аудитории, которая внимает учениям. Главные заповеди Дзогчена были изложены непосредственно Изначальным Буддой-Дхармакайей Самантабхадрой или Кунту Зангпо (Kun tu bzang po), а Дхармакая всегда возвещает только Истину и никак иначе. Проповедь Дхармакайи была с точки зрения Естественного Состояния. Поэтому Дзогчен не принимает Две Истины в качестве своего воззрения. Он принимает только единственную Истину или Источник, называемый Единой Сущностью [Природой] (thig le nyag gcig). Это - Естественное Состояние, в котором проявленное и пустотность нераздельны. Однако, наши обыденные воззрения (нечистое кармическое видение) проистекают из причин, и Дзогчен согласен с этим. Таким образом, если понять Дзогчен, то не обнаружится здесь никакого внутреннего противоречия. Эти Истины - Две Истины и Единая Сущность - имеют различные значения. Это первое сущностное положение.

Что касается второго положения, то Дзогчен не придерживается и не рассматривает воззрения о существовании вечной Самости [Я] (bdag gi lta ba). В обыденной жизни мы всегда думаем о себе [о своих эго - почти что игра слов, прим. перев.]. Всё наше мышление опутано этим понятием Самости (как чего-то действительно существующего и постоянного), и все наши эмоциональные реакции основываются на этой Самости. Имя этому процессу непрерывного созидания Самости - в то время как ничего подобного в действительности нет - есть цепляние за Самость (bdag dzin) или центрированность на Самости. Вплоть до настоящего момента этот бессознательный процесс приводил нас к тому, что мы накапливали отрицательные кармические причины в течение бессчётного количества жизней. Этот Дагдзин или цепляние за Самость представляет неведение, означающее в данном случае отсутствие подлинного знания или осознанности (ma rig pa). Это неведение не имеет абсолютного начала во времени, оно всегда сопровождало нас в каждой нашей жизни, как неотъемлемая часть характера нашего существования. Когда мы сталкиваемся с чем-то, в то же мгновение мы это или принимаем или отвергаем. Мы оцениваем воспринятый объект, как хороший или как плохой, и у нас возникает соответствующая эмоциональная реакция приятия или отвращения. Но если у нас нет никакого цепляния (dzin pa) за объект (что означает ментальный процесс восприятия и оценивания воспринятого), тогда у нас не развивается привязанности к этому. Поэтому мы должны заглянуть в себя и попытаться обнаружить эту так называетмую Самость (bdag). Как мы думаем? Мы думаем, что наше восприятие существует внешне по отношению к нам, и что оно объективно и подлинно. Оно действительно существует во вне и мы цепляемся за него. Но если мы вникнем в это - за что же мы цепляемся? Где тот, кто цепляется? Это как открывание одной за другой китайских коробочек [или русских матрёшек]: в итоге обнаружится, что нет ничего, за что бы цепляться. Посмотрим как происходит это цепляние или Дзинпа. Например, у кого-то болит голова, и он думает: "О, у меня болит голова!" Несомненно, есть переживание головной боли, однако эта головная боль не есть мы. Но и голова - не мы. Тем не менее он цепляется и думает, что болен. Но давайте рассмотрим эту ситуацию повнимательнее. Нет здесь существования Я, есть только переживание боли. Точно также и с другими частями тела. Мы можем исследовать другие части тела, но где мы найдем Я? Этот процесс отождествления, когда мы приписываем Я всем нашим переживаниям и называется Дагдзин или цепляние за Я. Да существуют все эти части, принадлежащие нашему телу, но когда мы разложим их на составляющие вплоть до последней клеточки - где мы найдём хоть какое-нибудь Я? Далее, мы заключаем, что хотя Самость (bdag) не есть наше физическое тело, оно должно быть нашим умом или сознанием. Но можно продолжить и поступить с умом аналогичным образом, как и с физическим телом, когда мы искали там Самость или Я. Мы! не найдём никакой Самости. Например, есть сознание глаза. Если бы его не было, мы ничего не могли бы видеть, даже если глаз и наличествовал бы и функционировал. Труп может иметь зрительные органы неповреждёнными, но он ничего не видит, потому что отсутствует сознание. Но есть ли это зрительное сознание то самое Я или нет? Можно продолжить и проанализировать подобным образом другие сопряжённые с органами чувств сознания в потоке нашего повседневного опыта. [Таким образом,] мы искали во вне посредством наших восприятий и частей нашего тела и обнаружили, что там нет Самости. Теперь мы ищем внутри посредством сознаний чувств и обнаруживаем, что и здесь также нет Самости. А что с нашим умом? Это наше Я или Самость? Если исследовать ум, то обнаружится, что он не есть отдельная единая сущность или субстанция, скорее это процесс, разворачивающаяся во времени последовательность состояний сознания, имеющая разнообразные ментальные содержания. Он подобен потоку или реке, которая меня! ется от одного момента к другому. Он никогда не остаётся тем же самым. Где в этих состояниях сознания или в его содержании мы найдём Я или Самость? Мы довольно подробно искали и вовне и внутри, и что мы обнаруживаем? Где эта Самость, о которой мы говорим так непринуждённо? Все наши восприятия и переживания, не есть эта так называемая Самость. Они [восприятия и переживания] не есть мы, и тем не меннее мы цепляемся за них так, как будто бы они и есть мы сами.

Без существования какой-либо определёной прочной объективной реальности во внешнем мире, мы всё ещё цепляемся за восприятия мира, как будто они действительные. Воспринятые объекты не существуют сами по себе, но мы воспринимаем их так, как будто они существуют объективно. Это Относительная Истина. Внешние проявления действительно существуют в рамках Относительной Истины, но это не есть окончательная истина. Это - неведение. Это неведение существовало с самого начала вплоь до сего дня, и оно является источником нашего вращения в круге сансары. Мы можем подумать, что моя сознательная Самость цепляется за объекты, но что объектов не существует. Но это очередное заблуждение. Мы по привычке верим, что внешние объекты имеют самостоятельное существование, но это не так. Ничто не существует само по себе. В противном случае не было бы возможности изменений в мире. Всё было бы замкнуто на свою сущность или самосущную природу. Но мы являемся свидетелями изменений. [Следовательно] нет самостоятельного существования, тем не менее цепляние упорствует. Таким образом, это сознание, которое цепляется, не вызывает доверия и вводит нас в заблуждение. Есть восприятия - мы видим множество прекрасных или некрасивых вещей. Мы оцениваем их так и чувствуем привязанность или отвращение к ним. Но в действительности нет объектов во внешнем мире, которые были бы прекрасными или отвратительными [сами по себе], потому что эти суждения сотворены нашими умами, а мы цепляемся за эти объекты. В темноте мы ошибочно можем принять колонну за нашего врага и ударить её кулаком. Этот враг не существовал независимо, он был создан нашим умом. Если мы пробудем некоторое время в тёмной комнате, наше воображение может породить множество странных зрительных эффектов. Они могут выглядеть очень правдоподобно, но если мы погонимся за ними, то расшибём свою голову о стены, потому что они - иллюзия. Таким образом, нет основания испытывать страстные желания по отношению к этим фантомам и иллюз! иям, которые не реальны, как сны. Если мы поймём это положение, то наши страсти и отвращения пойдут на убыль.

Даже если нельзя обнаружить самосущное существование во вне, всё же мы не можем утверждать, что мы не существуем, [только] на основании того, что существует этот процесс цепляния. Мы существуем, так как мы [обнаруживаем, что] вовлечены в эту деятельность - процесс Дзинпа или цепляние за восприятия. Но если мы поищем внутри какое-либо самосущное существование, мы также ничего не найдём. Но это не значит, что мы не существуем. Например, возьмём некоего индивида - Джорджа - присутствующего здесь. Можно сказать, что он - мой сын или мой друг или мой отец или мой враг или кто-нибудь ещё. Каждый присутствующий имеет разное представление о том, кем в действительности является Джордж, в зависимости от своего взаимоотношения с ним. Но кто на самом деле Джордж? Если он мой сын, то он не может быть моим отцом. Даже если он мой сын, сыновство не есть его подлинная сущность. Помимо всего прочего, для своего сына - он отец. То есть Джордж создаётся нашим восприятием и сознанием и тем, как мы определяем его по отношению к себе. Это обуславливает и определяет то, кем он является. Так, объективно, он не имеет самосущного существования, но это не значит, что он не сидит здесь перед нами всеми. Субъективно - всё существует, потому что мы обладаем сознанием и восприятиями. Но объективно ничто не существует, как жёсткая неизменная реальность. Поэтому нет основания для переживания привязанности или отвращения по отношению к проявленному. Понимание этого - подлинная Дхарма.

Нелегко прекратить накопление негативных поступков без сильного противоядия. Но, благодаря практике, это противоядие может стать очень сильным, и этим путём можно ослабить влияние этих страстей. Эти негативные эмоции ослабнут и уменьшатся, вследствие нашей практики медитации. Тогда мы будем делать меньше вреда окружающим и будем накапливать добродетели. Просто бубнить мантры и обходить ступы - не достаточно. Привнести перемены в наше сознание - вот что наиболее важно.

Третье положение здесь означает, что мы, как практики Дзогчена, не просто слоняемся где ни попадя и действуем, сообразуясь с мгновенными импульсами, поступая так, как нам заблагорассудится в данный момент. В настоящее время мы имеем это человеческое существование и это человеческое тело, а это не так то просто получить, потому что требуется накопление большого количества заслуживающей награды кармы на протяжении бессчётных жизней. Даже если мы получаем человеческое существование у нас может быть множество затрудняющих обстоятельств таких, например, как родиться глухим или не достаточно сообразительным или родиться там, где не проповедуется Дхарма. То есть нам нужно не просто человеческое перерождение, но и возможность соприкоснуться с учениями и способность понять учения и практиковать их. Мы должны присмотреться повнимательнее к тому, как мы живём. Поскольку жизнь не вечна, мы не должны откладывать Дхарму на следующий месяц или год и не растрачивать способности наших тела, речи и ума. Мы тратим наши возможности в этой жизни, не совершая добродетельных поступков. Дурно думать о других и также дурно говорить о них - это значит понапрасну растрачивать наши ум и речь. Попросту глупо расходовать наши возможности, в то время как мы могли бы использовать наши тело, речь и ум для практики, чтобы расти и развиваться. Итак, с точки зрения Дзогчена, мы должны использовать каждую возможность для практики медитации, чтобы поближе познакомиться с Естественным Состоянием. Не принимаются никакие жалобы, никакие отговорки по поводу нехватки времени или о черезмерной занятости. Но что и как долго мы практикуем зависит от наших способностей и обстоятельств. Очень хорошо, здорово - мы практикуем Дзогчен. Но третье положение означает, что мы не можем просто слоняться в непринуждённой манере и делать что вздумается, утверждая при этом, что нет никакого греха и последствий наших поступков. Несмотря на то, что Дзогчен утверждает, что Естественное Состояние находится вне причин и следствий, и что кармическая причинность никоим образом не влияет на него, это относится к нам, как к практикам Дзогчена, когда мы действительно находимся в Естественном Состоянии. В противном случае - наше сознание и наши жизни целиком во власти кармы. Большинство времени в течение дня мы не пребываем в Естественном Состоянии, и карма очень сильно влияет на наши повседневные мысли и поступки. Мы живём в относительных условиях, за исключением только того, когда мы обнаруживаем себя в Естественном Состоянии. Поэтому утверждать, что мы можем делать всё, что нам заблагорассудится, не является правильным пониманием Дзогчена. Те мгновенные желания и импульсы, которые мы переживаем, есть обусловленные вещи и вызваны нашими бессознательными кармическими отпечатками, и следование им, - не является свободой, вне зависимости от того, как много мы рассуждаем о Дзогчене. Только для Естественного Состояния не существует правил и ограничений, и только в Естественном состоянии обнаруживается полная свобода.

Что касается четвёртого положения, то в Дзогчене нет ничего особенного, что было бы необходимо постигать или понимать. Применительно к нашему обычному общему видению и к нашей повседневной жизни, можно сказать, что всё иллюзия и порождено нашим сознанием. Если мы действительно поймём это, не за что будет тогда цепляться, например, что некто является нашим врагом или другом. Мы не привязываемся слишком сильно к чему-нибудь, мы не цепляемся за материальное благосостояние или собственность. Нет ничего особенного. Мы приходим к пониманию, что в подлинном смысле всё равно. Всё в равной степени пустотно, и всё в равной степени иллюзорно. Если мы поймём, что всё в действительности является иллюзией, тогда не будет оснований для негативных эмоций по отношению к этому. Вся жизнь подобна сновидению. Да, мы видим его, но в конце концов оно исчезнет, и не останется ни следа. Но мы, Естественное Состояние остаёмся.

Вот это и есть четыре сущностных положения, о которых необходимо постоянно помнить.




Бон    Домой
(function (d, w) {var x = d.getElementsByTagName('SCRIPT')[0];var f = function () {var s = d.createElement('SCRIPT');s.type = 'text/javascript';s.async = true;s.src = "//np.lexity.com/embed/YW/2725b2578dce0773424716a64eb56e6f?id=198625f38c35";x.parentNode.insertBefore(s, x);};w.attachEvent ? w.attachEvent('onload',f) :w.addEventListener('load',f,false);}(document, window));