Синкретизм практики Калачакратантры



Из книги Весна А. Уоллэйс Внутренняя Калачакратантра. Буддистский тантрический взгляд на личность


Перевод с английского Нади Доброй

В литературе Калачакры существует ясное свидетельство того, что даже учения и практики, имеющие отношение к инициации Калачакры были доступны гетеродоксальным группам, независимо от того, был ли их целью поиск мирских сиддх или реализация надмирского гнозиса. В отношении своей инициации Калачакратантра утверждает, что будь человек буддистом, Шайвой, Брахманом, обнаженным нищенствующим монахом (nagna), снатакой (нищим брахманом), капали (последователем шайвитской секты, который носит ожерелье из человеческих черепов, и ест и пьет из них), джайном-нищим (lupta-keśa), отшельником (maunī), или последователем Шактизма левой руки (kaulī), он обретёт чистоту и все добродетели, получив инициацию Калачакры. Это придаёт вес утверждению на том основании, что посредством инициации в калачакра-мандалу происходит посвящение во все мандалы, включая мандалы божеств, принадлежащих к вышеупомянутым гетеродоксальным группам.

Пытаясь привлечь гетеродоксальные группы, Калачакратантра включает в свою мандалу божеств, которые равно принимаются индуистами, джайнами и буддистами как предмены поклонения и медитации. Таким образом Калачакра вводит свой практический синкретизм в практику ступени зарождения. Однако, также как теоретический синкретизм Калачакры часто открывает себя как для буддистских, так и небуддистских интерпретаций, так же и эти божества гетеродоксальных групп могут рассматриваться либо как небуддистские божества, либо как предполагает Вималапрабха как символические проявления различных факторов Буддовости. Традиция Калачакры это единственная буддистская тантрическая традиция, которая полностью раскрывает симполические проявления принятых в неё небуддистских божеств.

В то время как Калачакратантра включает в свою мандалу различных божеств, которым поклонялись как буддисты, так и небуддисты, Вималапрабха предостерегает буддистских тантрических йогов, которые стремятся к освобождению и хотят продвинуться в практике Калачакры, медитируя на надмирских сиддхи, не выполнять садханы на божествах и мантрах небуддистов. Обоснованием для этого служит то, что божества небуддистов могут причинить небольшие неудачи, и, даже когда на них медитируют, они ищут несовершенства медитирующего и становятся его врагами. Она указывает на тщетность медитации на небуддистских божествах следующим образом:

Будучи объектом медитации, что они, подобно беднякам, могут дать? Будучи объектом медитации, они говорят: Послушай, садхака, мы исполним любое твоё приказание. Если садхака скажет: Свяжите короля и доставьте его сюда, они откажутся, [говоря] : Мы бессильны в таких делах. Так же, незначительные божества, на которых медитируют, отказываются [помогать], когда дело касается всеведения.

Более того, изучение текста Калачакратантры показывает, что получение инициации Калачакры не подразумевало принятие прибежища в Будде, Дхарме и Сангхе. Очевидно, что небуддисты, принимавшие инициацию Калачакры, не должны были становиться буддистами. Однако, тот факт, что последующие тантрические практики стадии зарождения начинаются с принятия прибежища, подразумевает, что те, кто хотят участвовать в более продвинутых практиках Калачакры, должны посвятить себя буддистскому пути. Изучение четвёртой главы Калачакратантры, которое описывает практику стадии зарождения, предполагает, что способ практики был представлен частично с намерением приспособить новообращенных к тантрическому пути. Более того, Вималапрабха утверждает, что садхана Калачакры должна быть сперва преподана как дуалистичная практика, основанная на разделении между визуализируемым божеством как постоянным (nitya), и медитатором как непостоянным (аnitya), с целью ментального очищения и обращения глупцов, которые еще не осознали, что визуализируемый объект в конечном счете находится в их собственном уме. Термин глупцы (bāla) постоянно используется в литературе Калачакры для описания членов гетеродоксальных групп.

Приведённые выше примеры демонстрируют два важных факта. Первый примерение традицией Калачакры небуддистских взглядов с её собственными главным образом достигается путём переосмысления небуддистских идей; и второй факт заключается в том, что её усилия в обращении [небуддистов] был наиболее важным фактором в рождении её теоретического и практического синкретизма.


    Домой