ВВОДНОЕ СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПЯТИ ТИБЕТСКИХ ТРАДИЦИЙ - БУДДИЗМА И БОН.


Перевод статьи Александра Берзина с этого ресурса.
Перевод: А. Зубов (с).
Бон как Пятая Тибетская Традиция.

Большинство людей говорят, что в Тибете существуют четыре традиции: Ньингма, Кагью, Сакья и Гелуг, где Гелуг это реформированная традиция Кадам. На внесектарной конференции тулку(Лам-перерожденцев) и настоятелей монастырей, которая была созвана Его Святейшеством Далай Ламой в Сарнатхе, Индия в декабре 1988 года, Его Святейшество подчеркивал важность присоединения до-Буддийской Тибетской традиции Бон к четырем вышеназванным. Он объяснял, что это не так уж и важно - принимаем ли мы Бон как Буддийскую школу или не принимаем за таковую. Та форма Бон, которая развивалась с 11 века нашей эры по сей день имеет достаточно много общего с четырьмя Буддийскими традициями, чтобы мы могли говорить о пяти Тибетских традициях как об одном целом.

Иерархия и децентрализация.

Перед тем, как рассматривать сходности и различия между пятью Тибетскими традициями, нам необходимо помнить о том, что ни одна из Тибетских Школ не представляет собой организованную церковь - такую, например, как Католическая церковь. Ни одна из них не имеет подобной централизованной структуры. Главы традиций, настоятели монастырей и т.д. ответственны главным образом за принятие в монашество, передачу линии устных передач и тантрических посвящений. Управление и администрирование – это не их главная забота. Иерархия в основном регламентирует где сидят на больших ритуальных церемониях (пуджах), на скольких подушках им положено сидеть, порядок, в котором их обслуживают, поднося чай и т.д. Благодаря различным географическим и культурным причинам, Тибетцы очень независимый народ и каждый монастырь привык следовать своим путем. Отдаленность монастырей друг от друга, огромные дистанции между ними, трудности для путешествий и коммуникации – все это только укрепило тенденцию к децентрализации.

Общие характерные черты.

Пять Тибетских традиций обладают множеством общих сходных черт, они похожи между собой возможно процентов на восемьдесят или даже больше. Исторически они никогда не были изолированы друг от друга, не находились без какого-либо постоянного контакта. Пять традиций образовали Учителя, которые собрали и скомбинировали различные линии передачи, в большинстве своем происходившие из Индии. Их последователи условно назвали такие собрания Учений «школами», при этом, многие из линий передач в таких «школах» являлись составной частью и других систем.

Мирская и монашеская традиции.

Первое, что является общим для всех пяти традиций - в каждой есть последователи миряне и последователи монахи. Среди мирян есть супруги йоги и йогини, интенсивно практикующие тантру, а также простые миряне, практика которых состоит в начитывании мантр, совершении подношений в храмах и домах, обход священных монументов. Среди монахов во всех пяти традициях есть полностью посвященные монахи [гелонги] и не полностью посвященные [гецулы], у монахинь есть только линия гецулм. Линии полностью посвященных монахинь [гелонгма] никогда не было в Тибете. В монастыри поступали обычно в возрасте восьми лет. Архитектура и оформление монастырей практически одинакова во всех школах.

В четырех Буддийских школах придерживаются одного и того же свода монашеских правил, линия передачи которого пришла из Индии – Мула-Сарвастивада. В Бон немного другой свод обетов, но большинство из них точно такие же как и у Буддийских традиций. Заметная разница в Бонпо состоит в том, что все монахи этой традиции вегетарианцы. Монахи всех традиций бреют головы, соблюдают целибат, одевают одинаковые бордовые одежды.

Учения сутр.

Все Тибетские традиции следуют пути, сочетающим в себе учения сутры и тантры, практику ритуалов и медитации. В детстве монахи запоминают огромное количество философских и ритуальных текстов и изучают их при помощи пылких дебатов. Учения сутры во всех Буддийских традициях и Бон изучаются одни и те же: Праджняпарамита(совершенство мудрости) относительно ступеней пути, Мадхьямика(срединный путь) относительно правильного взгляда на реальность(пустотность), Прамана(достоверные пути познания) относительно восприятия и логики, Абхидхарма(специальные знания) относительно метафизики. Тексты и учебники по этим темам могут различаться не только между традициями, но даже между монастырями в отдельно взятой традиции. Эти различия позволяют сделать дебаты еще более интересными. По окончании длинного курса обучения во всех пяти традициях, выдаются степени либо Геше либо Кхенпо.

Все четыре Буддийские традиции изучают четыре философские школы – Вайбхашеку, Саутрантику, Читтаматру, Мадхьямику. Хотя и существуют некоторые различия в объяснениях, при этом все признают Мадхъямику как самую совершенную и точную позицию. Все также изучают тексты одних и тех же индийских классиков: Майтрею, Асангу, Нагарджуну, Чандракирти, Шантидэву и т.д. Опять же, в каждой традиции используются разные тибетские комментарии и поэтому могут быть небольшие различия в интерпретациях.

Изучение и практика тантры.

В изучении и практике тантр охватывается все четыре или шесть классов, в зависимости от их классификации. Четыре Буддийских традиции практикуют множество одних и тех же идамов: Ченрези, Тара, Манджушри, Чакрасамвара(Херука), Ваджрайогини(Ваджрадакини) и т.д. Вряд ли можно сказать, что какой-нибудь идам – это «эксклюзивный идам» какой-то одной традиции. Так, в Гелуг практикуют Хеваджру – главного идама Сакья, а в Шангпа Кагью практикуют Ваджрабхайраву(Ямантаку) – основного идама Гелуг. У идамов в Бон имеются похожие атрибуты, что и в Буддийских традициях – например, облики воплощения сострадания или мудрости, только имена у них другие.

Медитация.

Во всех пяти традициях совершаются определенной длинны ретриты – обычно на 3 года и три лунных фазы. В ретритах выполняются интенсивные предварительные практики, насчитывающие сотни тысяч простираний, начитываний мантр и т.д. Количество предварительных практих, способ их выполнения и структура трехлетних ретритов немного отличаются в разных школах. Однако, по существу, все практикуют одно и тоже.

Ритуалы.

Практика ритуалов тоже похожа во всех пяти школах. Все они подносят чаши с водой, светильники, благовония, сидят со скрещенными ногами, пользуются ваджрами, колокольчиками и дамару ручными барабанчиками; используют такие же духовые инструменты, цимбалы и барабаны, поют низкими голосами, подносят и вкушают благословленное мясо и алкоголь во время специальных церемоний (цог); разносят чай с маслом вовремя своих ритуальных собраний. Следуя изначально Бонскому обычаю, все традиции подносят торма (конусовидные фигурки слепленные из ячменной муки, смешанной с маслом); заручаются поддержкой местных духов, изгоняют злых духов путем детально разработанных ритуалов, делают скульптурки из масла по особым случаям; вывешивают разноцветные молитвенные флажки. Все строят ступы, закладывая внутрь реликвии великих Учителей, обходят их - Буддисты по часовой стрелке, Бонцы против часовой стрелки. Пропорции образов на изображениях и пропорции скульптур всегда соблюдаются согласно правилам.

Система Тулку - воплощенных Лам.

В каждой из пяти традиций есть система Тулку. Тулку – это линии воплощенных Лам, высокореализованных Учителей, которые способны осознанно перерождаться. Когда такие мастера умирают, обычно используя специальную медитацию, их ученики, благодаря особой методике находят перерожденцев среди детей через определенное время. Потом ученики возвращают юных Тулку в их прежнюю обитель, где их обучают лучшие мастера. Все люди – и монахи и миряне уважают всех Тулку в независимости от традиции. Люди обычно консультируются с Тулку и другими великими Учителями, прося их сделать мо (предсказание) по различным жизненным вопросам.

Хотя все тибетские традиции упражняются в изучениях текстов, дебатах, ритуалах, медитации – но на то, чему большее обращать внимание или на чем делать особый акцент в тех/иных практиках – существуют отличия не только в разных традициях, но и в разных монастырях в одной традиции и даже в рамках одного монастыря между разными практикующими. Более того, исключая высоких лам и просто старых и больных, все монахи и монахини работают на всяких «черновых» работах для поддержки своих монастырей. Например, они убирают общие помещения, расставляют подношения, носят воду, готовят, подносят чай. Даже если какой-нибудь монах или монахиня в основном учится, дебатирует, учит или медитирует – тем не менее, участие в общих молитвах, распевании текстов, ритуалах и пр. отнимают значительное количество времени. Утверждение, что Гелуг и Сакья более всего делают упор на обучении, в то время как Ньингма и Кагью больше делают акцент на медитациях – является поверхностным обобщением.

Пересечение линий Учения.

Многие линии Учений перемешаны и пересекаются во всех пяти традициях. Линия Гухьясамаджи Тантры, например, пришла через Марпу в обе школы - Кагью и Гелуг. Хотя Учение Махамудры относительно природы ума обычно ассоциируется с линией Кагью – в Сакья и Гелуг также есть передачи этой линии. Дзогчен – другая система медитации на природе ума. Хотя она обычно ассоциируется с традицией Ньингма, но она также достаточна известна в школе Карма Кагью со времен Третьего Кармапы, а также в Другпа Кагью и Бон. Пятый Далай-Лама был великим мастером не только Гулуг, но также мастером Дзогчен и Сакья и написал много текстов в этих традициях. Нам с вами следовало бы широко смотреть на эти вещи, чтобы увидеть, что Тибетские школы не являются взаимоисключающими. Так, например многие монастыри Кагью выполняют пуджи Гуру Ринпоче, хотя они не Ньингма.

Отличия.
Использование технический терминов.

Какие тогда основные различия между пятью Тибетскими традициями? Одно из главных различий касается использования технических терминов. Бон рассуждает в большинстве своем о тех же вещах, что и Буддизм, но использует для многих понятий другие слова и термины. Даже внутри четырех Буддийских традиций, школы используют технические термины, различно определяя их. Это действительно большая проблема для тех, кто пытается понать Тибетский Буддизм в целом, в его общих чертах. Даже в рамках одной традиции различные авторы определяют одни и теже термины по-разному, и даже тотже самый автор иногда определяет одни и те же термины по-разному в своих различных работах. До тех пор, пока мы не узнаем точные определения технических терминов, которые использует автор – у нас есть шанс очень сильно запутаться. Разрешите привести несколько примеров.

В Гелуг говорится, что ум, имеется ввиду сознание объектов – непостоянный, в то время как в Кагью и Ньингма утверждается, что он постоянный. Эти два утверждения кажутся противоречащими друг другу и взаимоисключающими, но на самом деле – это не так. Под «непостоянным» в Гелуг имеется ввиду, что сознание объектов меняется от момента к моменту, в том смысле, что сознание объектов находится в изменении каждый момент. Под «постоянным» в Кагью и Ньингма имеется ввиду, что сознание объектов длится бесконечно, его истинная природа всегда остается незагрезненной и поэтому никогда не меняется. Каждая из сторон согласилась бы друг с другом, но из-за того, что используются одинаковые термины с различными смыслами, кажется, будто бы они в полном несоответствии. В Кагью и Ньингма однозначно сказали бы, что индивидуальное сознание объектов воспринимает или «узнает» различные объекты каждый момент, в то время как в Гелуг однозначно бы согласились, что индивидуальные умы – это континуумы сознания объектов, которые не имеют ни начала ни конца.

Другой пример – это выражение «зависимое возникновение». В Гелуг говорят, что все существует в рамках зависимого возникновения, имея в виду, что вещи существуют как «это» или «то», в зависимости от слов и концепций, которые могут приписывать им ярлыки «это» или «то». Познаваемые феномены это суть то, что приписывают к ним слова и концепции. Ничего такого не существует с собственной стороны познаваемого объекта, что по своей собственной силе (или природе) устанавливает существование и идентичность этого объекта. Таким образом, для Гелуг существование в контексте зависимого возникновения это тоже самое, что и пустотность: полное отсутствие невозможных способов существования.

В Кагью, с другой стороны, говорится, что основа (ultimate) суть вне рамок зависимого возникновения. Звучит так, как будто бы они утверждают, что основа обладает независимым существованием, установлена по своей собственной силе(природе), а не просто путем зависимого возникновения. Это совсем не так. Здесь в Кагью используется выражение «зависимое возникновение» в контексте двенадцатичленной формулы зависимого возникновения. Основа - суть вне рамок зависимого возникновения в том смысле, что неведение не является причиной ее возникновения. В Гелуг также признали бы такое утверждение. Просто термин «зависимое возникновение» они определяют по-другому. Множество разногласий в утверждениях Тибетских школ возникают из-за такого вот различия в определениии важных терминов. Это один из главных источников путаницы и неправильного понимания.

Точка зрения, исходя из которой приводятся объяснения.

Другое различие между Тибетскими традициями состоит в точке зрения, исходя из которой они объесняют феномены. Согласно учителю Риме (внесектарное движение) Джамьянгу Кьенце Вангпо, в Гелуг объясняют с точки зрения основы(basis), т.е. с точки зрения обычных существ, не Будд. В Сакья объясняют с точки зрения пути, т.е. с точки зрения тех, кто успешно продвинулся на пути к пробуждению, в Кагью и Ньингма объясняют с точки зрения плода (результата), т.е. с точки зрения Будды. Поскольку это различие достаточно глубоко и сложно для понимания, позвольте мне лишь обозначить базовые моменты для анализа этой проблемы.

С точки зрения основы(basis), существо в одно и то же время может сосредоточиться только на пустотности или видимости. Поэтому даже медитацию Святых на пустотность в Гелуг объясняют с этой точки зрения. Святой(Arya) – это высокореализованное существо с прямым, неконцептуальным восприятием пустотности. В Кагью и в Ньингма подчеркивают нераздельность Двух Истин пустотности и видимости. С точки зрения Будды, невозможно говорить раздельно о только лишь пустотности или только лишь о видимости. Таким образом, они говорят с точки зрения того, что все уже завершено и реализовано. Представление в Бон Дзогчена также согласуется с этим способом изложения. Примером способа объяснения с точки зрения пути в Сакья может являться утверждение, что сознание ясного света(тончайшее сознание существ) пробуждено (blissful). Если бы это было правдой на уровне основы, тогда сознание ясного света, проявляемое при смерти, было бы пробуждено, но это не так. На уровне пути, однако, практикующий преобразует сознание ясного света в пробужденный ум. Соответственно, когда в Сакья говорят о сознании ясного света как о пробужденном сознании – это с точки зрения пути.

Акцент на типе практикующих.

Другое различие возникает из-за того, что есть два типа практикующих: те, кто продвигается постепенно, шаг за шагом и те, у кого все случается в один миг. В Гелуг и Сакья в основном говорят с точки зрения тех, кто развивается постепенно; в Кагью, Ньингма и Бон особенно в объяснениях высших тантр часто говорят с точки зрения тех, кто разом достигает всего. Хотя, получивщееся в результате этого объяснение, может создать видимость, что каждая из сторон постулирует только один единственный метод прохождения пути, но на самом деле – все зависит, какой метод они выберут, и на что они будут делать особый акцент в своих объяснениях.

Подход к медитации на пустотность в высшей тантре.

Как уже упоминалось, все Тибетские школы признают Мадхьямику как глубочайшее учение, но способы понимания и объяснения различных Индийских Буддийских философских доктрин немного отличаются. Особенно разница видна в том как они понимают и практикуют Мадхьямику в Высшей Тантре. Это также очень объемная и глубокая тема, давайте попытаемся здесь разобраться хотя бы в самых ее азах.

Практика Высшей Тантры ведет к прямому, неконцептуальному восприятию пустотности тончайшим сознанием ясного света. Соответственно, необходимы два компонента: сознание ясного света и правильное восприятие пустотности. Какому из компонентов придавать особое значение в медитации? Применяя подход «самопустотности» - особое значение в медитации придается пустотности как объекту, постигаемому сознанием ясного света. Под самопустотностью имеется ввиду абсолютное отсутствие какой-либо сущности со своей собственной стороны, предающей феноменам собственные характеристики. Ни один из феноменов не существует подобным невероятным образом. В Гелуг, во многом в Сакья и в Дрикунг Кагью выделется этот подход, хотя их объяснения немного и отличаются касательно невозможных способов существования феноменов.

Второй подход придает особое значение медитации именно на сознании ясного света, свободного от всех грубых уровней ума или сознания. В этом контексте, осознание ясного света получает название «пустотность другого» - оно полностью свободно от всех других грубых уровней ума. «Пустотность другого» - это главный подход в Карма, Другпа и Шангпа Кагью, Ньингма и в небольшой степени в Сакья. Естественно, между этими школами есть небольшие различия в объяснениях и медитациях. Это одна из основных областей, в которой видны различия между Тибетскими школами – в том как они определяют самопустоту и пустоту другого; принимают ли они одну или другую или и ту и другую; и на что они делают основной акцент в медитации, чтобы достичь яного осознания пустотности.

Несмотря на эту разницу в подходе к самопустотности и пустотности другого, все Тибетские школы учат методам доступа к осознаванию ясного света или как эквивалент в системах Дзогчена: ригпа, чистое осознавание. Здесь появляется другое значительное отличие. Не-Дзогченовская Кагью, Сакья и Гелуг обучают растворению грубых уровней ума или осознавания шаг за шагом для того, чтобы проявилось сознание ясного света. Растворение достигается или путем работы с тонкими энергетическими каналами, ветрами, чакрами и т.д. или путем развития качественно более блаженных состояний сознания внутри тонкой энергетической системы тела. Ньингма, Бонпо и практикующие Дзогчен в линии Кагью пытаются распознать и таким образом достичь ригпа, лежащего в основе более грубых уровней сознания, без какого-либо предварительного растворения этих грубых уровней. Тем не менее, благодаря тому, что ранее в своих практиках они занимались с энергетическими каналами, ветрами и чакрами, когда они наконец-то распознают и достигают ригпа, они переживают растворение грубых уровней их сознания автоматически, без дальнейшего сознательного усилия.

Может ли пустотность быть обозначена словами.

Вдобавок к этому, возникает еще одно различие, касательно пустотности: может ли она быть обозначена словами и коцепциями или она за пределами того и другого. Этот вопрос аналогичен различию в теории познания(восприятия). Гелугпа объясняет, что неконцептуальным чувственным восприятием, таким, например, как зрение, мы воспринимаем не только формы и цвета, но также и объекты – например вазу. Сакья, Кагью и Ньингма утверждают, что неконцептуальным чувственным восприятием познаются только формы и цвета. Познание форм и цветов в качестве объекта – вазы, например, происходит благодаря концептуальному восприятию, которое возникает в следующий миг [после восприятия органом чувств формы и цвета].

В соответствии с этим различием в понимании концептуального и неконцептуального восприятия, в Гелуг говорится, что пустотность может быть обозначена словами и коцепциями: пустотность – это то, к чему относится слово «пустотность». В Сакья, Кагью и Ньингма утверждается, что пустотность – не важно, самопустотность или пустотность другого – за пределами слов и концепций. Эта позиция созвучна с позицией Читтаматры: слова и концепции, применяемые к вещам – это искусственные ментальные конструкты. Когда вы думаете «мама», то это слово или концепт – не есть в действительности ваша мама. Слово – это только знак, символ, который лишь обозначает или символизирует мать. Вы не можете в действительности взять и «поместить» какой-либо объект в слово.

Использование терминологии Читтаматры.

На самом деле, Сакья, Кагью и Ньингма пользуются мноими терминами Читтаматры, и даже используют их в объяснениях Мадхъямики, и частично используют их в Высшей Тантре. В Гелуг такое редко можно увидеть. Тем не менее, когда в Сакья, Кагью и Ньингма используют технические термины Читтаматры в объяснениях Мадхъямики в Высшей Тантре - определяются эти термины по-другому, нежели в случае, когда эти же термины используются в контексте сутр Читтаматры. К примеру, алаявиджняна(сокровищница сознания) – это одно из восьми типов ограниченного сознания в системе сутр Читтаматры. В контексте Мадхъямики в Высшей Тантре, сокровищница сознания – это синоним сознания ясного света, которое сохраняется(длится) даже в состоянии Будды.

Резюме.

Выше были представлены некоторые из основных областей различий в глубоких вопросах философии и медитации. Мы могли бы углубиться в бесконечные детали относительно этих вопросов, но мне кажется, что очень важно никогда не терять общего, целостного взгляда на тот факт, что все Тибетские школы в восьмидесяти или более процентах по своим характерным чертам являются одним и тем же. Различия между школами в основном в том, как они определяют технические термины, с какой точки зрения они дают объяснения и какого подхода в медитациях они придерживаются, чтобы достичь яного осознания пустотности.

Предварительные практики.

Основная подготовка, которую получают практикующие - одинаковая во всех традициях. Только стили или техники некоторых практик различны. Например, в большинстве своем, в Кагью, Ньингма и Сакья полную серию предварительных практик(сто тысяч простираний и т.д.) совершают одним большим этапом на ранней стадии обучения отдельным ретритом. Гелугпинцы, как правило, помещают в свое расписание по одной предварительной практике обычно после завершения основной учебы. Тем не менее, практикующие всех традиций повторяют поную серию предварительных практик перед началом трехлетнего ретрита.

Трехлетние ретриты.

В Кагью, Ньингма и Сакья во время трехлетнего ретрита сначала обычно тренируются в нескольких сутрических медитационных практиках, а потом в основных ритуальных практиках главных идамов собственных линий, посвещая последовательно несколько месяцев каждой из практик. Они также обучаются играть на церемониальных музыкальных инструментах и изготавлять торма для подношений. В Гелуг обучаются тем же самым основным медитационным и ритуальным практикам также, как это делается и с предварительными практиками - помещая их по одной в свое расписание. Трехлетний ретрит в Гелуг сосредоточен на интенсивной практике только одного идама. Не-Гелугпинские школы обычно посвещяют три года или более для ретрита на одной тантрийской практике только в свой второй или третий трехлетний ретрит, но не в первый.

Участие в полной монастырской ритуальной практике любого идама требует завершения несколько-месячного ретрита, определяющего начитывание нескольких мантр сотни тысяч раз. Тот, кто не совершил эту практику не может совершать само-инициацию. Большинство монастырей во всех традициях выполняют такого рода ретриты - последователи Гелуг выполняют эти требования, совершая несколько-месячный ретрит отдельно; последователи других школ делают этот ретрит в рамках своего трехлетнего ретрита. Тем не менее, только наиболее продвинутые практики в каждой из традиций совершают интенсивные трехлетние ретриты, сосредотачиваясь только на одном идаме.

Заключение.

Очень важно поддерживать несектантское мышление относительно пяти Тибетских традиций Буддизма и Бон. Как всегда подчеркивает Его Святейшество Далай Лама, эти разные традиции разделяют одну и ту же наивысшую цель: они все учат методам достижения Пробуждения, чтобы приносить как можно больше пользы другим. Каждая традиция в равной степени эффективно помогает практикующим в достижении этой цели, и, в соответствии с этим, школы гармонично совмещаются, даже если и не простым способом. На начальном уровне сравнительно изучая пять традиций, мы, прежде всего учимся ценить уникальные и сильные стороны нашей собственной традиции, а также видеть, что каждая из этих школ обладает своими выдающимися особенностями. В конце концов, если мы хотим стать Буддой и приносить пользу другим, мы нуждаемся в целостном изучении всего спектра Буддийских традиций, чтобы знать каким образом они сочетаются. Благодаря этому у нас будет возможность учить разных людей с различными склонностями и способностями. Иначе, мы подвергаем себя риску впасть в «отказ от Дхармы», что значит дискредитировать аутентичные Учения Будды, таким образом, лишая себя возможности помогать тем, кому подходят именно эти Учения Будды.

Очень важно следовать только одной линии в нашей личной практике. Никто не сможет достигнуть вершины одного здания, пытаясь одновременно взбираться по пяти разным лестницам. Тем не менее, если наши способности позволяют, тогда изучение пяти традиций поможет нам понять сильные стороны каждой из традиций. Это, в свою очередь, может помочь нам прояснить некоторые вопросы в нашей собственной традиции, в том случае, если там приводится не совсем совершенное их толкование. Это то, что всегда подчеркивает Его Святейшество Далай Лама, а также все великие Учителя.

Также важно понимать, что в любом деле – будь то в духовной или в материальной сфере – существуют, вероятно десять, двенадцать или все тридцать разных способов по-разному делать одну и ту же вещь. Это поможет нам избежать привязанности к тому способу, которым мы обычно что-то делаем. У нас есть все возможности ясно увидеть суть, а не цепляться за мысль: «Вот это есть единственный правильный способ это делать, потому что это мой правильный способ это делать!»



Домой    Сравнительный Анализ