Часть 1. Глава V. Насколько опасны эликсиры?

Еще одним вопросом, заслуживающим пояснения, является "Насколько опасны ртутные эликсиры"? Ртуть и иные тяжелые металлы могут быть крайне токсичны и симптомы такого отравления отнюдь не из приятных. Для острого ртутного отравления, например, характерны тяжёлый гастроэнтерит, жгучая боль во рту, боли в брюшной области, избыточное слюнотечение, рвота, кровавый понос, ухудшение работы почек, трудности в мочевыделении и сосредоточение мочевины в крови. Тяжёлые случаи могут сопровождаться также сильной слабостью, слабым и частым сердцебиением, падением кровяного давления, судорогами в ногах, обезвоживанием, ступором и коллапсом. Смерть может быть вызвана циркулярным коллапсом. И даже больше того: в случаях хронического отравления, несколько из вышеперечисленных симптомов могут присутствовать. Они могут также вызвать кровотечение десен и ущерб для центральной нервной системы, выражающийся в параличе, приступах дрожи, головных болях, повышенном беспокойстве, раздражительности и случайных галлюцинациях. (1) Подобное состояние врядли является тем, к чему стремятся йогины.

Джозэф Нидхэм /Joseph Needham/, (2) в ходе обсуждения схожей ситуации с даосскими адептами в Китае, пытается объяснить влечение к минеральным препаратам как влечение к начальному подъёму.
Он также упоминает глистогонные качества ртути и полагает возможной ситуацию, когда приём минералов был подобен нынешнему принятию минеральных добавок, покупаемых в близрасположенной аптеке или магазине здорового питания. Он полагает, что это могло давать весьма ощутимые эффекты в обществе, где питание было по большому счету бедным. Будь оно так, то не похоже, чтобы аргументы Нидхэма были бы вполне применимы к исследуемой ситуации. Например, он основывает большинство своих исходных теорий подъёма на эффектах мышьяка. Хотя он и упоминается в буддистских тантрах, но он вовсе не использовался повсеместно. И хотя о ртути иногда сообщается, как о способствующей начальному возрастанию аппетита и веса лабораторных животных, (3) подобные сообщения не являются обычным делом.
Что же, тогда, является возможным объяснением для использования ртути? Ответ может быть в той форме, в которой задан вопрос. Возможно, что проглоченная и усвоенная ртуть не имела вредных побочных эффектов.

Металлы как таковые, не вызывают никаких симптомов из-за свойственных им механических качеств /The metals as such do not induce any symptoms from their mechanical properties/. Таким образом, ртуть может быть проглочена в больших количествах, не вызывая ртутное отравление, так же как и серебряные и медные монеты не вызывают отравления. Они активны лишь, когда способны к распаду на ионы металла или как оксиды. (4)

В качестве иллюстраций подобной точки зрения, работа И.М. Трахтенберга /I. M. Traktenberg/, "Хронические эффекты ртути на организмы" /Chronic Effects of Mercury on Organisms/, упоминает различные случаи проглатывания металлической ртути с небольшим или вовсе без болезненных последствий.
В одном случае женщина попыталась совершить самоубийство, выпив килограмм ртути. Хотя на протяжении двух недель ртуть наблюдалась рентгеном /X-Ray/ в различных частях кишечника, никаких клинических симптомов не наблюдалось. (5) В другом случае, еще одна попытка совершить самоубийство была предпринята женщиной, которая сделала инъекцию трех грамм ртути себе в вену. Тут, рентген показал ртутные закупорки в крови, но те немногие симптомы, которые проявлялись, были слабыми. Слюнотечение, понос и стоматит испытывались короткое время. (6)

Это означает, что, пока ртуть не в форме, в которой она могла бы ионизировать или изменяться в оксид, она, вероятно, не влияет на человека, принимающего ее. Теперь, при попадании внутрь тела, всё же происходит некоторое окисление металлической ртути. Хотя это небольшое количество и впитано, большая часть все же выводится [организмом], что-то через желчь и пот, а что-то посредством выделений кала и мочи. Относительная важность этих маршрутов в настоящем обсуждается. Таким образом, если ртуть принималась в маленьких дозах, количество, которое окислялось, могло быть заметно меньшим, и количество того, что не было усвоено могло быть также меньшим.
Также есть такой фактор, как продолжительность подверженности воздействию. Зачастую продолжительность подверженности воздействию должна быть значительной, для проявления болезненных последствий. Снова, Трахтенберг сообщает о случае острого отравления, случившегося у женщины после шести лет периодического использования ртутной мази [путем нанесения] на ее лицо. Здесь ртуть , вероятно, уже была в форме готовой к усвоению, хотя отравление не происходило в течение шести лет. (7)
В принципе, случаи ртутного отравления происходят, когда ртуть является в виде одной из её солей. (8) В современности, по крайней мере, острые ртутные отравления случаются обычно от хлорида ртути. В других случаях, хроническое отравление случается в особенности после долгого воздействия ртутных паров на работающих с ртутью, либо путем прямого контакта с кожей (как в случае Mad Hatter). Отравление может быть вызвано путем приёма препарата /induced medicinally/, но, вероятно, по причине ограниченной подверженности и удачного избавления [от отравы] телом, отравление не происходило достаточно часто в течение нескольких сотен лет, чтобы прекратить использование препарата. Принимая все это к сведению, могло быть так, что, хотя опасность для йогинов и существовала, но гораздо большей опасности подвергались сами алхимики изготовлявшие препараты. Это были те "промышленные" работники, которые подвергались воздействию паров и входили в контакт с ртутью. Как бы то ни было, для кого-то могли быть смягчающие факторы: могло быть так, что многие работали на свежем воздухе. Это могло снизить вероятный риск надышаться парами. Другой фактор мог состоять в том, что алхимики, упомянутые в тантрах, были врачевателми или йогинами, а не профессиональными работниками с золотом и металлами. Как результат, они могли готовить подобные эликсиры лишь изредка, а не ежедневно. Это также могло уменшить их [вхождение в] контакт, и дать время для того, чтобы ртуть была усвоена и удалена из организма.

Что же касается клиентов врачевателей-алхимиков, сперва следует сказать, что немногие знали о составе эликсиров, которые они принимали. Так или иначе, есть шанс, что так называемые ртутные эликсиры могли содержать мало или не содержать ртути вовсе. Надо напомнить, что ртуть использовалось главным образом как очиститель. Она амальгамировала с субстанциями и нагревалась для удаления нечистых [элементов]. Наиболее вероятно, что ртуть, будучи в высшей степени летучим [металлом], могла также быть выведена. Это в точности то, что происходит, когда золото извлекается из руды. Исключением мог быть , выход на сцену замкнутых систем. Также неучтёнными остались препараты приготовлены без нагревания. Это, однако, добавляет ещё один фактор к общему понижению риска ртутного отравления. Даже если некоторое количество ртути присутствовало, другими факторами, которые необходимо учесть, являются количество принятого препарата и продолжительность предписаного приёма . Вималапрабха по крайней мере рекомендует малые дозы. Текст говорит, что ртуть, которая была прогнана десять миллионов раз (что в высшей степени маловероятно) может быть принята размером до горчичного зернышка. (9) Также, продолжительность ограничена, наиболее обыкновенным был период шести месяцев или меньше. Этим пояснениям должно быть уделено особое внимание.

Как еще можно объяснить использование подобных эликсиров вплоть до наших дней? Это не так, как прежде полагали, что врачеватели-алхимики и иогины были слепы к отравлению металлами. Вималапрабха, для примера, констатирует, что хотя свинец и используется в некоторых процессах по обработке металлов, его необходимо отложить в сторону, когда соответствующий процесс применяется по отношению к телу. (10) Они несомненно знали об отравлении свинцом, и симптомы подобного отравления не слишком отличаются от ртутного отравления. Оба могут вызвать рвоту, жажду, понос и расстройства центральной нервной системы. Так что неразумно полагать, что принимались эликсиры, вызывающие подобные эффекты. Поэтому ртуть [как таковая] либо отсутствовала в готовом продукте из-за воздействия нагревания, либо была в нерастворимой форме, или же находилась в относительно незаметных количествах так, что это, за исключением предельно длительного применения (чего не было в правилах), токсические эффекты не могли наблюдаться или считаться серьезными.
В связи с этим стоит упомянуть, что хотя ртутное отравление и описано, как происходящее изредка, подобные случаи считались скорее исключением, нежели правилом. Инциденты всегда описаны в литературе расаяны как результат неточных приготовлений. Ожидаемые эффекты всегда описаны как достижение цели. Это находится в остром контрасте с даосскими алхимиками (11), чьи работы упоминают симптомы металлического отравления как знаки прогресса на пути к бессмертию. Нидхэм /Needham/ упоминает это в связи с даосским продолжительным потреблением киновари и ртутных эликсиров несмотря на патологические последствия. Даже если кто-либо умирал, даосы могли сказать, что тот просто отправился в эфирном теле развлекаться в небесную твердь, оставив плотное тело позади. Однако, как ранее было показано, буддийские йогины не считали ртутные эликсиры орудиями спасения, но лишь мощными препаратами, способными содействовать здоровью и долголетию в этом теле. Поэтому, опять же, не похоже, чтобы принятие эликсиров, согласно инструкциям, было достаточно рисковано. Если бы неблагоприятные симптомы и имели место, йогины не принимали бы их за позитивные знаки на пути к спасению.

Прежде чем сделать заключение, несколько слов о проблемах отравления, которые случались. Вималапрабха дает совет по процедуре, которой необходимо следовать в случаях приёма во внутрь ядов, включая "неусвоенную ртуть". (12) Там говорится, что ряд растений; cucumbis melo, три специи, zyzyphus jujuba, листья melio azaderachta, swerta chirata (?), и брихати /bŗhati/ должны быть прокипячены в восьми частях воды /boiled in eight parts water/ и [получившийся] суп выпит. Затем необходимо голодать три дня, пока не проголодаешься (йогинам требуется больше времени, чтобы проголодаться), и затем повторить. Текст также утверждает, что яд (не обязательно ртуть) может быть принят как препарат расаяны, если принимающий его, был опытным йогином. Говорится, что такой йогин может извлечь пользу из ядов, при условии, что он также использует вышеприведенную формулу и при условии, что он имеет достаточную силу концентрации и мантры. Нет нужды говорить, что даже в этом случае, если йогин испытывает неблагоприятные симптомы, это могло означать, что на деле он был не так силен, как думал и приём [яда] был бы прекращен.
В конце концов, фармакологическое исследование этих эликсиров желательно перед тем, как сделать какие-либо заключения. Похоже, достаточно спокойно можно сказать, что эликсиры, описанные в тантрах не так опасны, как сначала можно было бы предположить.

_____________________________________________________________________________

Указатели-пояснения Глава 5

1 Источниками для этих симптомов были: Robert Berkow, editor, The Merck Manual of Diagnosis and Therapy (Rahway, N.J.: Merck, Sharp & Dome, 1977; 13th edition), p. 1974; Robert Barthalow, editor, Materia Medica and Therapeutics (New York: Appleton & Co., 1891), p. 270; Arthur Cushny, editor, Pharmacology and Therapeutics: or the Actions of Drugs (New York: Lea & Feligar, 1918), p. 631.

2 Joseph Needham, Science and Civilization in China, Volume 5.2, 1974, pp. 282-94.

3 Cushny, p. 632.

4 Cushny, p. 613.

5 I. M. Trakhtenberg, Chronic Effects of Mercury on Organisms (Washington, D.C.: U.S. Department of Health, Education, and Welfare, Publication (NIH) 74-473), p. 38.

6 Trakhtenberg, p. 40.

7 Trakhtenberg, p. 38.

8 vide Robert Barthalow, p. 961.

9 V. 225, pp. 177-78, 239-40.

10 V. 217, pp. 165, 227-29.

11 Needham, loc. cit.

12 V. 226-27, pp. 178-81, 240-42.





Домой    Сравнительный Анализ